Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Вход для друзей

Нужна няня?

Поиск персонала
Магазин

Набор №9 «Созвездие» (417013)

Набор №9 «Созвездие» (417013)

Издательство: Фантазер

311 руб.

Амадео - Зальцбургское чудо

07.10.2008

27 января 1756 года в семье Леопольда Моцарта родился седьмой ребенок.


    27 января 1756 года в семье Леопольда Моцарта родился седьмой ребенок. Полное имя мальчика звучало так — Иоганнес Хризостомус Вольфгангус Теофилус Моцарт. Родные и близкие называли его просто Вольфгангом или Амадео — так звучало это имя по-итальянски. Из семи детей Моцартов пятеро умерли совсем маленькими, и у Вольфганга осталась только одна сестра — Мария-Анна, или, как ласково звали ее в семье, Наннерль. Девочка была старше брата на четыре с половиной года.
        Сегодня название австрийского городка Зальцбург знают все — даже далекие от музыки люди слышали, что именно там родился великий австрийский композитор. Любопытные туристы со всего мира приезжают посмотреть на дом, где жил Моцарт, а заодно и поправить здоровье на курортах, расположенных в живописных окрестностях города. А еще до наших дней сохранился знаменитый Зальцбургский собор, в бронзовой купели которого крестили новорожденного Вольфганга. Однако в те далекие времена, о которых идет речь, Зальцбург был столицей маленького княжества, во главе которого стоял зальцбургский архиепископ, и только один отец Моцарта знал, что, как написано в одном из писем, «являет миру чудо, которое по веленью Божьему родилось в Зальцбурге».
        У современных родителей отношение к музыкальным способностям своего ребенка бывает разным: одни во что бы то ни стало хотят превратить его в великого музыканта, другие, наоборот, всеми силами стараются удержать от творческих занятий, зная, что у любой медали есть две стороны. Как минимум, обычного беззаботного детства такому ребенку не видеть. Но Леопольд Моцарт не сомневался в том, что у его сына большое будущее.
        К тому же он был довольно известным скрипачом, органистом, педагогом и работал в качестве придворного музыканта и камердинера у зальцбургского вельможи графа Турна. Для своих детей Вольфганга и Марии-Анны, у которой, кстати говоря, тоже были очень хорошие музыкальные способности, он стал первым учителем музыки. Уникальное дарование сына он сумел разглядеть очень рано — Вольфганг научился играть на клавесине уже в 4 года, безошибочно повторяя на слух пьесы, которые разучивала его старшая сестра.
        Однажды отец пришел домой с одним из друзей — Шахтнером. Четырехлетний Моцарт сидел за столом и что-то рисовал на нотной бумаге. Когда отец спросил его, что это он делает, мальчик ответил, что пишет концерт для клавесина. На листе среди клякс действительно были написаны детским почерком ноты. Сначала взрослым показалось, что это детская шалость. Но когда отец мальчика всмотрелся, из его глаз потекли слезы радости. «Смотрите, господин Шахтнер, — обратился он к другу, — как здесь все правильно и со смыслом!»
        Для Леопольда Моцарта этот листок с нотами был настоящим фортепианным концертом. С этого времени практически все свои силы и время он посвящает музыкальному развитию сына. А уже через два года становится, как бы мы сказали сейчас, его продюсером и промоутером. В январе 1762 года Вольфгангу исполняется шесть, сестре его — десять с половиной, и оба настолько хорошо овладели техникой игры на клавесине, что отец принимает решение совершить с детьми концертную поездку. Сначала музыкальная семья отправляется в Мюнхен, где дети успешно выступают при дворе курфюрста Баварского.
        А в сентябре 1762 года Моцарты прибыли в Вену. Там им пришлось проходить таможенный осмотр багажа. Это сегодня Зальцбург — австрийский город, а тогда это была самая настоящая заграница — как-никак самостоятельное княжество. Конечно, в любом человеке таможенники видят контрабандиста. Осматривая скромный багаж зальцбургского музыканта, служащие таможни обращают внимание на довольно тяжелый и громоздкий чемодан. При толчке из него слышны какие-то дребезжащие звуки. Ясно, внутри — музыкальный инструмент.
        — Вы едете в отпуск? Тогда для чего везете с собой тяжелые клавикорды? — спрашивают таможенники.
        В разговор вступает Вольфганг.
        — Мы же едем давать концерты. Надо упражняться...
        Естественно, никто из таможенников в это не поверил. Чтобы доказать, что маленький мальчишка действительно умеет играть, Амадео был готов тут же сесть за клавесин — но тот был закрыт. Тогда Вольфганг решил сыграть таможенникам на скрипке. Вряд ли это было очень сложное произведение, но чтобы убедить чиновников, этого оказалось достаточно.
        После первых же выступлений в Вене маленький Моцарт стал звездой. Его и сестру приглашали играть во все самые известные музыкальные салоны и даже перед королевской семьей. Публика восхищалась юным талантом, но, скорее всего, вовсе не потому, что ценила в нем музыкальное дарование. В сущности, больше всего на зрителей производили впечатление всякого рода «фокусы» — в любом учебнике вы прочитаете трогательную историю о том, как Моцарт чисто и безошибочно играл трудные пьесы на клавиатуре, накрытой платком. Или кто-то предлагал дать ему незнакомые ноты, по которым тот спокойно мог играть сразу же, с листа. Юный музыкант виртуозно исполнял свои и чужие сочинения. Моцарта называли чудо-ребенком.
        Как и в любой другой век, публика любила развлечения, однако для самих детей это было нелегко — выступать каждый день по нескольку часов сможет не всякий взрослый. В конце концов Вольфганг и его сестра заболели тяжелой скарлатиной, и из столицы пришлось вернуться домой, в Зальцбург.
        Здесь Моцарт продолжает учебу. Ему уже семь, и кроме музыки он изучает обычные школьные предметы — чтение, правописание, иностранные языки. Кстати говоря, любимым предметом у него была арифметика, он с удовольствием решал примеры и задачки.
        Потом была концертная поездка в Париж, а в начале 1764 года вышли из печати первые четыре сонаты Моцарта для скрипки и клавесина. На титульном листе было обозначено, что они написаны семилетним мальчиком. Парижские успехи сильно ободрили Леопольда Моцарта, и в апреле 1764 года он повез детей в Лондон. Там восьмилетний мальчик пишет еще шесть сонат для клавесина в сопровождении скрипки или флейты и, кроме того, берется за сочинение симфонии. «Все, что он знал раньше,— писал о своем сыне Леопольд Моцарт зальцбургским друзьям,— ничто по сравнению с тем, что он умеет сейчас».
        После Англии европейское «турне» продолжилось в Голландии и Фландрии. Повсюду успех был огромный. Как ранее во Франции и Англии, так и здесь детям устраивали восторженные овации, осыпали их лестными похвалами. Тем не менее их отец хорошо понимал, что основа успеха — не только музыкальная одаренность его детей, но и упорный, настойчивый труд. «Дети мои одарены таким талантом, — писал в одном из своих писем Леопольд Моцарт, — что, помимо родительского долга, я бы всем пожертвовал ради их воспитания. Каждая потерянная минута — потеряна навеки... Но вы знаете, что дети мои привыкли к работе. Если бы что-либо могло отвлечь их от работы — я бы умер с горя».
        Но переезды с места на место и частые публичные выступления плохо отражались на здоровье Вольфганга и Марии-Анны — ведь, несмотря на все свои таланты, физически это были обычные дети. Пробыв за границей почти три с половиной года, семья Моцарта вернулась в родной Зальцбург.
        В январе 1768 года было решено опять поехать для выступлений в Вену. Однако (этого и следовало ожидать) прежнего интереса к игре брата и сестры со стороны венской публики уже не было. Если шестилетний музыкант был забавной и необычной игрушкой в глазах зрителей, то теперь Вольфгангу было уже 12, и его мало кто приглашал в свои салоны. Однако благодаря хлопотам друзей Вольфгангу удалось выступить при дворе — и его сочинения понравились новому
        австрийскому императору Иосифу II. Юный композитор даже получил заказ на оперу для королевского театра. Вольфганг с увлечением принялся за работу над оперой по веселой пьесе «Притворная простушка».
        Все шло хорошо, работа подвигалась к завершению, но оказалось, что у двенадцатилетнего композитора уже есть враги и завистники. Поползли слухи, что маленький Моцарт пишет музыку не сам, что это хитрый зальцбургский органист сочиняет вместо сына, выдавая свою работу за творчество ребенка с целью сделать ему карьеру!
        Леопольд Моцарт был вне себя — ведь постановка оперы окончательно убедила бы всех в гениальности Вольфганга. В одном из писем отец композитора пишет: «Если мне предначертано когда-либо убедить свет в существовании чуда, то сделать это я должен именно сейчас, когда все, что только можно назвать чудом, не хотят признать и делают посмешищем». И дальше: «Все считают, что это вопрос нескольких лет, а потом все станет на свои места и перестанет быть чудом Божьим. А посему не хотят явить его миру. И это происходит не только здесь, но и в родном городе этого ребенка!... какой позор! какая бесчеловечность!»
        В одиночку противостоять своим врагам не удалось, и оперу удалось поставить не в Вене, а в Зальцбурге. Это был первый серьезный удар судьбы. Тринадцатилетний Вольфганг полон надежд, будет успешная поездка в Италию, жизнь кажется ему яркой и интересной. Вот одно из его писем матери: «Любимейшая мама, мое сердце полно восторга от совершенного удовольствия, потому что мне так весело в этом путешествии, потому что так тепло в карете, и потому что наш кучер — храбрый малый, который, если позволяет дорога, едет так быстро! Ваш верный сын Вольфганг Моцарт».
        Но так или иначе, счастливая пора детства, полного разнообразных впечатлений, блестящих успехов и радужных надежд на будущее, закончилась. Впереди целая жизнь со своими успехами, разочарованиями, трагической смертью в 35 лет и музыкой, которая останется с нами навсегда.