Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Вход для друзей

Нужна няня?

Поиск персонала
Магазин

Мамочкина "работа"

Мамочкина "работа"

Издательство: Феникс

Автор: Алешина Н.

113 руб.

Эмма Малинина: "Рассказ про двойню"

07.10.2008

Вы помните момент, когда узнали о том, что у вас будет двойня.


- Вы помните момент, когда узнали о том, что у вас будет двойня?
— Да, это было на ультразвуке. Но сначала я сдала кровь на гормоны беременности и, как врач, поняла, что происходит что-то необыкновенное. У нормальной беременной женщины гормоны так не растут. Поэтому когда я пришла на ультразвук, то была готова к тому, что процесс у меня идет нестандартный. И доктор, мой хороший знакомый, посмотрел на меня хитрым взглядом и спросил: «А где сейчас Александр?» «На гастролях», — отвечаю. «Ну-ну, порадуется...» Я ему: «Ну что? Говори быстрее!» Он показывает на монитор: «Вот один тут, вот второй...» Естественно, я полежала на кушетке немного дольше, чем обычная женщина, потому что элемент неожиданности все-таки был очень силен. Но было ужасно приятно. Потому что родить сразу двоих детей — это подарок судьбы, я так считаю.
       
- А к этому была какая-то генетическая предрасположенность?
— Ну конечно, у моей бабушки — двойня, у моей двоюродной сестры — двойня. У нас в роду это часто повторялось.
       
- Как Александр воспринял неожиданное известие?
— Он очень обрадовался, потому что мы с ним заранее решили, что будем рожать детей. А конкретное число не уточнялось.
       
- Вам, как никакой другой женщине, известна вся подноготная родового процесса. Но способно ли доскональное знание теории акушерства и гинекологии облегчить боль в момент собственных родов?
— Да, способно. Я очень спокойно отношусь к этому процессу. Например, когда у меня были схватки, думала о том, что бы мне еще такое съесть, чем бы еще себя порадовать, потому что знала, что через какое-то время мне и есть нельзя будет. Первого ребенка я рожала в 19 лет и не понимала тогда, что со мной происходит. А здесь я все считала, смотрела на часы, и, когда доктор, который должен был принимать у меня роды, собрался вечером уходить, я попросила его остаться. Потом позвонила Александру и сказала, что через пару часов точно рожу, и он приехал как раз в тот момент, когда двойня вот-вот должна была появиться на свет. Думаю, что только женщина-доктор может так точно все рассчитать.
       
- Супруг изъявил желание участвовать в родах?
— Да, он специально отказался на это время от всех гастролей, чтобы никуда не уезжать и быть рядом. И все директора знали, что, пока его жена не родит, Малинин никуда не поедет. Но я не очень хотела, чтобы он присутствовал во время родов.
       
 Но многие женщины рассказывают, что одно присутствие мужа на родах для них было колоссальной поддержкой...
— Мне кажется, когда женщина одна, она лучше сосредотачивается, собирается с силами и достойно все выдерживает. Но если муж берет тебя за руку — все! Ты тут же расслабляешься, тебе хочется покапризничать, показать ему, как тебе плохо, как тебе больно... Однако с желаниями мужа нужно считаться, и я согласилась, чтобы Александр приехал.
       
- Я знаю, что когда два человечка сразу созревают в утробе матери, то один из них — более сильный, он и растет быстрее, и рождается более крупным...
— Если речь идет об однояйцевых близнецах, то так и есть: питание одного идет лучше, чем питание другого. Но когда растут двуяйцовые близнецы (двойня), то они абсолютно автономны. Каждый живет и созревает в своем «домике», у каждого своя еда и плацента. Мои дети развивались совершенно одинаково. И разница в весе у них при рождении очень маленькая — 130 граммов.
       
- Характеры у Фрола и Устиньи похожи?
— Это два совершенно разных человека. Правда, оба голубоглазые блондины, но в остальном — сплошные отличия. девочка похожа больше на Сашу, а мальчик — на меня. У них разные вкусы и пристрастия. Например, в еде. Девочка любит хлеб, супы, тефтельки. А мальчик жевать ленится и любит протертую пищу. И я не заставляю их есть одно и то же. Я считаю, что у детей должна быть возможность задавать тон в своих потребностях. Еще, например, они любили разные пустышки. Устинья предпочитала силиконовую пустышку со скосом, а Фрол сосал натуральную «лампочку» из латекса — таких пустышек уже и в природе нет, их давали детям лет 10—15 назад. Но Фрол соглашался только на такую соску. Пришлось искать по всей Москве. Спят дети тоже по-разному. Мальчик любит подольше поспать, а девочка раньше встает и раньше ложится. Поэтому в три месяца мы их разъединили, чтобы они жили каждый сам по себе. Мы считаем, правильнее будет не формировать привычки у детей указанием «сверху», а понимать, подстраиваться под то, что хочет сам ребенок. Например, Устинья любит сидеть и листать книжки, рисовать фломастером. А за Фролом нужно все время следить: он очень любит лепить, но сначала пробует пластилин на зуб, а потом уже с ним занимается.
Еще мы даем ему специальные краски, которые абсолютно безопасны и ими можно рисовать как угодно: пальцами, ладошками. Сажаем Фрола к стене, которую закрываем бумажным «экраном», накрываем бумагой стол, пол, специальную одежду надеваем, и он раз в неделю отрывается по полной программе, так, что все вокруг, и он сам становится разноцветным. Уборки потом — часа на два, но удовольствие стоит того.
       
- Няня у вас скорее помощница по хозяйству или воспитатель?
— Няни занимаются только детьми. Они не готовят пищу для детей, не убирают комнаты, не стирают. На них только воспитание и уход. Чтобы ребенок хорошо развивался, с ним надо много заниматься. Я считаю, что, если мы платим няне хорошие деньги, она должна отвечать всем нашим требованиям. У нас няни имеют по два специальных образования, например педагогическое и музыкальное. Когда мне говорили про добрую бабушку-нянечку, готовую сюсюкаться с детьми бесконечно, я отвечала, что у каждого свой выбор. Я хочу, чтобы рядом был высококвалифицированный специалист, который нас понимает и правильно выполняет наши требования. Очень важно, чтобы у няни было прекрасное воспитание, чувство такта и достаточно высокий интеллект. А любовь, заботу и нежность детям должны давать родители. И если ребенок скучает по маме — это нормально, потому что няня не может быть «второй мамой», полностью меня заменяющей. Например, я не разрешаю няне целовать детей, называть их «мой сладенький», «моя лапусенька». Между ребенком и воспитателем должна быть определенная дистанция.
       
Ваш опыт по уходу за двойняшками может быть очень ценен для тех молодых пар, которые готовятся стать многодетными родителями за один раз. Какой совет вы могли бы им дать? К чему им следует быть готовыми?
— Прежде всего, необходимо подготовить различные средства, которые могут обезопасить ребенка. Например, манеж, который нужен для того, чтобы успеть покормить одного и не волноваться в это время за другого. Я вспоминаю те периоды, когда дети начинают переворачиваться, и ты не знаешь, как уследить сразу за двумя. Одного пеленаешь на столике, другой в это время закричал или срыгнул, ты бросаешься к нему, а первый тут же переворачивается и может упасть. Именно поэтому нам пришлось подумать о второй няне. Одна няня не может обеспечить безопасность двух детей. Если у семьи нет возможности нанять няню, то тогда должны мобилизоваться родственники. Они должны понимать, какая нагрузка лежит на женщине с двойней, и потратить хотя бы один год своей жизни на то, чтобы помочь вырастить крепких, умных, здоровых ребятишек. А еще в воспитании двойняшек есть один несомненный плюс: малыши очень хорошо друг у друга учатся. Если один раньше начал что-то делать, чему-то уже научился, то второй, глядя на него, быстро подхватит этот навык. Двоих детей обучать гораздо легче, чем одного.
Но мне очень сложно понять ту женщину, которая решится родить сразу двух детей, не имея ни финансовых возможностей, ни помощи со стороны родственников. По-моему, это просто нереально. Вырастут несчастные дети, которые будут ущемлены во всем. Я считаю, что, во-первых, беременность нужно планировать, а во-вторых, хорошо рассчитать свои силы, оценить свои возможности — физические и материальные. И если чего-то не хватает, лучше подождать с появлением ребенка, чем рожать, а потом хвататься за голову. Двойня — это очень тяжело. Я всегда с огромным уважением и даже состраданием смотрю на родителей уже взрослых двойняшек, потому что могу себе представить, сколько сил стоило их вырастить.
       
- Как ваши старшие дети, Никита и Антон, отнеслись к появлению двойняшек?
— Мы заранее объявили им, что хотим ребенка, поэтому мальчишки были готовы. Антон больше хотел братика, но когда узнал, что будет двойня, сказал: «Мама, я так много не просил!» Теперь он все время дарит малышам подарки, а первое их слово было «А-ня-няй» — Антон, значит.
       
- Между вашими детьми огромная возрастная разница. Это хорошо?
— Такая разница очень удобна. Во-первых, появляется колоссальный опыт. Есть время проанализировать все свои ошибки. А когда дети идут подряд, ты не успеваешь оценить свои воспитательные действия и понять, что ты хорошо сделал, а что плохо. Во-вторых, нет никакой ревности у старших к младшим и наоборот. Старшие приходят от своих девчонок — погуляли, поучились, все у них классно, поцеловали «масиков», принесли им мишек-зайчиков... Потом малыши ложатся спать, а мы сидим все вместе до часа ночи, пьем чай, разговариваем и всем в конечном счете внимания хватает.
       
- Как часто вся семья Малининых собирается полностью?
— Это происходит каждый вечер. Правда, Никита уже взрослый, ему 20 лет, и живет он самостоятельно, но обязательно приезжает к нам каждую субботу-воскресенье. И тогда уж точно семья полностью в сборе.
       
- Как вы решаете проблему правильного питания?

— Хорошую, здоровую пищу сегодня на кухне приготовить невозможно. У меня нет гарантии, что картошка, непонятно где выращенная, не содержит нитратов. Я измеряла одно время их уровень в рыночной картошке — она вся перегружена нитратами! А про супермаркеты я даже не говорю — там еще больше некачественной пищи, чем на рынке. Поэтому я считаю, что тщательно и скрупулезно разработанное питание промышленного производства — это правильное питание. Конечно, я могу давать детям протертый банан, могу смешивать бульон собственного приготовления с баночным питанием. Поэтому хочу успокоить молодых мамочек: то, что разрабатывается сейчас для детей (в первую очередь на Западе), — это особенный уровень подхода к гигиене и качеству продукции. И этому можно доверять.
       
- Вместе со старшими вы прошли трудный подростковый период. Как вы с этим справлялись?
— Здесь нужна большая выдержка, терпение. Нужно понимать, что у человека сейчас определенный период. К примеру, женщина во время токсикоза — что это такое? Это существо, позволяющее себе выходки, которые не похожи ни на что, да? Она плачет, на всех срывается, а потом, когда беременность позади, удивляется: «Надо же, какая я была глупая! И чего это я плакала?» Просто концентрация гормонов в крови становится выше, происходит гормональный удар по организму. То же самое — в подростковом возрасте. Нужно понимать с точки зрения медицины, что человек не виноват в этом...
       
 Значит, вы на плохое поведение закрывали глаза?
— Нет, я не закрывала глаза, я выправляла ситуацию. Если сын начинал грубить, я понимала, что в чем-то сама была не права, значит, дала ему повод так со мной разговаривать. Я всегда исхожу из того, что могу быть не права и в этом случае легко признаю свою вину.
       
- Важно ли вам, какими вырастут, кем станут ваши дети?
— Я не верю тем, кто говорит: «Неважно, кем станет мой ребенок, лишь бы стал хорошим человеком». Для меня это важно. Я хочу, чтобы мои дети добились в жизни всего того, в чем чувствуют свою потребность, и чтобы они себя реализовали. Потому что для любого человека — мужчина это или женщина — важно реализовать все свои внутренние потенциалы. Дай Бог, чтобы моим детям это удалось.