Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Вход для друзей

Нужна няня?

Поиск персонала
Магазин

Потешки для малышей

Потешки для малышей

Издательство: Проф-Пресс

138 руб.

Афиша
23.10.2017
БРОНЕБОТ: БОИ РОБОТОВ. Новый сезон.

В этом году школьные каникулы начинаются с Бронебота ...

подробнее...
20.10.2017
Путешествия Незнайки

Детский музыкальный театр имени Наталии Сац представляет мюзикл ...

подробнее...
20.10.2017
«Гадкий утенок»

Умная, добрая, трогательная, красивая… Такой должна быть настоящая ...

подробнее...
18.10.2017
Детское новогоднее представление Фикси-шоу «Спасатели времени»

Фикси-шоу «Спасатели времени»  – масштабная премьера с участием ...

подробнее...
06.09.2017
Тайна Коко

«Мы стоим на плечах своих предшественников», – говорит ...

подробнее...
08.06.2017
«Чудище Бансен» - уморительная премьера на Nickelodeon Россия

Комедийный мультфильм о настоящей дружбе и увлекательных приключениях ...

подробнее...
15.03.2017
Развивающий сериал "Расти-механик"

Новый сериал расскажет дошкольникам и их родителям о ...

подробнее...
09.03.2017
Лицензионное соглашение с Nickelodeon Viacom Consumer Products

Лицензионное подразделение международного холдинга VIMN в России Nickelodeon ...

подробнее...
22.09.2017
Большой PLAY-DOH Сфинкс в ЦДХ на Крымском валу

Как бы выглядел известный объект мирового культурного наследия, ...

подробнее...
29.08.2017
Приходи на праздник LEGO® NINJAGO® и стань ниндзя!

9 и 10 сентябряь  в День города Москвы ...

подробнее...
25.10.2017
Фестиваль детской книги

С 28 до 30 октября все книголюбы приглашаются ...

подробнее...
09.10.2017
Всероссийская выставка-ярмарка BABY-LIFE-EXPO 2017

27-29 октября в Москве пройдёт Всероссийская выставка-ярмарка  BABY-LIFE-EXPO ...

подробнее...
20.09.2017
Музей Восстания Машин

30 сентября. На площади 750 м 2 в ...

подробнее...
16.08.2017
День Подарка пройдет в парке «Красная Пресня»

26 августа в парке «Красная Пресня» состоится «День ...

подробнее...

Дмитрий Лиханов в гостях у Тутты Ларсен и Владимира Аверина

21.03.2010

 

Гость: Дмитрий Лиханов - издатель журнала "Няня", заместитель председателя Российского детского фонда

 

Рубрика "Журфикс".

АВЕРИН: Заместитель председателя Российского детского фонда Дмитрий Лиханов у нас в студии. Здравствуйте, Дмитрий!

ЛИХАНОВ: Здравствуйте!

АВЕРИН: Дмитрий, Вы предложили поговорить о ювенальной юстиции. С Вашей точки зрения, эта тема больна для России, больная для мира? Почему издатель журнала "Няня" и писатель так этим озабочен?

ЛИХАНОВ: Ну, вы, поскольку работаете на радио, наверное, слышите об этом.

АВЕРИН: Слышу разное. Я поэтому и спрашиваю Вашу точку зрения: болит ли это именно в России, или болит это уже во всем мире так, что невозможно про это не говорить?

ЛИХАНОВ: Это болит пока что в Европе, но скоро будет болеть и у нас. Потому что Европа, европейские органы власти, Совет Европы занимаются этим впрямую ежечасно, ежеминутно и каждый день.

АВЕРИН: Давайте все-таки напомним эту историю.

ЛАРСЕН: Голландскую историю.

АВЕРИН: Ну, финскую скорее.

ЛИХАНОВ: Давайте с голландской начнем.

ЛАРСЕН: На самом деле финскую историю освещают все средства массовой информации, а о голландской истории просто молчат. А там мать-одиночка, россиянка, 10 лет живет в Голландии.

ЛИХАНОВ: Давайте, я предысторию расскажу. История такая. Татьяна 10 лет назад уехала в Голландию за любимым человеком и родила там двоих детей. По голландскому законодательству ребенок считается по крови, а не по месту рождения.

ЛАРСЕН: То есть дети тоже граждане России?

ЛИХАНОВ: Отец, если до рождения ребенка не обратился в магистрат и не сказал о том, что он отец, то считается, что отца нет. Вот это как раз тот случай самый. У нее двое детей, старший Максим ходит в школу, ему 8 лет. Все начиналось точно так же, как и финская история, которая уже всем навязла в зубах. Он учительнице сказал, что он не хочет идти домой, потому что мама его будет ругать. По голландскому и вообще общеевропейскому законодательству, как вы знаете, учительница тут же стукнула в соответствующую организацию общественную (общественную, подчеркиваю), которая в свою очередь передала информацию в комиссию по защите прав ребенка (это организация при Минюсте Нидерландов). Сразу же скажу, что вначале ребенка поместили с согласия матери в этот коррекционный центр. Была встреча, как она мне потом рассказала, очень доброжелательная, и ей сказали: ну, вот видите, с ребенком могут быть проблемы, давайте, мы его обследуем, посмотрим, как он себя чувствует, это будет хорошо мальчику. Ребенка отправили туда, а потом отдали ей, но с диагнозом "гиперактивность", то есть он очень активный мальчик, но это не болезнь, правда?

ЛАРСЕН: Мы совсем недавно обсуждали в эфире, что такого диагноза практически не существует.

ЛИХАНОВ: Правильно. Но, тем не менее, ей дали таблетки и сказали: пусть ребенок каждый день эти таблетки глотает. Когда ребенок начал глотать таблетки, то выяснилось, что он как-то начал плохо на это реагировать: он заторможенный был, неадекватный и так далее. Она перестала давать ему таблетки, и это тоже стало предметом обсуждения, поскольку не соблюдалось предписание врачей. Далее. Поступили в этот коррекционный центр и в Комитет по защите прав детей Нидерландов анонимные (я подчеркиваю, анонимные) сведения о том, что она его бьет палкой железной. Никаких доказательств этому не было, никаких синяков и так далее.

ЛАРСЕН: Ну, в итоге что? В итоге у нее ребенка изъяли опять, да?

ЛИХАНОВ: В итоге он остался в этом коррекционном центре, притом, что мальчик говорит: я хочу к матери.

ЛАРСЕН: Ну, это история жуткая. И еще более жуткая история финская.

ЛИХАНОВ: Я хочу вам сказать, что, в отличие от финских и французских историй (вы помните еще Захарову с ее дочкой, которую так и не вернули), там были отцы - граждане этих стран - финны и французы. А здесь же ребенок…

ЛАРСЕН: Вообще, по отношению к русским гражданам какое-то вопиющее… И в случае с Робертом Ранталом, у него ведь двойное гражданство: и русское, и финское. Я с Вами абсолютно согласна, что это какие-то очень странные истории и очень мрачные, и явно характеризующие ювенальную юстицию, как что-то очень плохое. Но, с другой стороны, истории, которые происходят у нас в стране, о которых мы слышим регулярно: насилие над детьми в семье, об убийствах детей…

АВЕРИН: Вот, ты знаешь, мы, к сожалению, не слышим. Потому что всякая история, которая происходит в Голландии или в Финляндии, она становится поводом для того, чтобы наш уполномоченный по правам человека взял командировку и поехал в Финляндию разбираться. А когда это в городе Кунгуре каком-нибудь происходит, во-первых, про это никто никогда не напишет. Во-вторых, никакой уполномоченный по правам человека командировку в город Кунгур не возьмет и туда не поедет. И мы, в общем, лицемерим отчаянно, когда так защищаем этих детей, конечно, попавших в сложную ситуацию в Финляндии.

ЛИХАНОВ: Владимир, я все-таки защищу господина Астахова и скажу, что он недавно приехал из Кунгура, он был в доме для детей, неполноценных умственно, в Уральском регионе. Так что в Кунгур он тоже ездит. Но дело не в этом.

ЛАРСЕН: Но, согласитесь, что ситуация с насилием в семье в России…

ЛИХАНОВ: А вы цифры знаете?

ЛАРСЕН: Я не знаю. Я не хочу их знать, я боюсь.

ЛИХАНОВ: А вот я вам скажу. Притом, это цифры даже не наши, это в свое время Медведев их озвучивал. Значит, убивают каждый год в России почти 2 тысячи человек, просто убивают.

ЛАРСЕН: Детей?

ЛИХАНОВ: Детей, именно детей.

ЛАРСЕН: Родители?

ЛИХАНОВ: Родители, в основном, в семьях. И фактов насилия над детьми порядка 100 тысяч в год.

ЛАРСЕН: Это только официальные данные, которые удалось каким-то образом определить.

ЛИХАНОВ: Это официальные, безусловно.

ЛАРСЕН: И ведь будь у нас ювенальная юстиция в том виде, в котором она существуют на западе, я думаю, что этих фактов будет значительно меньше, либо за них какие-то гораздо более суровые последствия следовали.

АВЕРИН: А вот здесь вот не уверен. Потому что, в конце концов, все это вопрос, извините, доверия к государству. Потому что там же финская общественность не всколыхнулась настолько, чтобы выйти на улицу и протестовать. Значит, там существует некий договор общественный.

ЛАРСЕН: А чего протестовать? С точки зрения финской общественности все правильно, потому что по закону.

АВЕРИН: Да, я про что и говорю, что финское общество доверяет государству, и в этом смысле тоже, а не только в смысле высоких налогов, там еще чего-то, и поэтому, с точки зрения финского общества, вмешательство государства в эту самую частную семейную жизнь вполне оправдано и, в общем, разумно. И у нас ситуация, когда мы, по большому счету, не доверяем нашему государству: ни милиции, ни прокуратуре, ни суду, ни системе исполнения наказаний, ни армии, ни правительству, ни политикам нашим. И тоже существуют совершенно определенные цифры по этому поводу. И если еще, не дай бог, наше государство начнет вмешиваться в нашу семью, которому я и так не доверяю, у меня осталась одна территория, которую я отстаиваю, это мое частное пространство и моя семья. Если оно еще и сюда полезет, извините, в мою спальню, вот уж тогда просто… Я не доверяю нашему государству. О какой ювенальной юстиции у нас может идти речь?

ЛИХАНОВ: Да, вы знаете, я думаю, что по европейским законам всем меня уже давно пора, как минимум, лишить Шенгенской визы и арестовать.

ЛАРСЕН: Новый славянофил?

ЛИХАНОВ: Да. Потому что я за всю жизнь моего ребенка 24-летнего уж пару раз точно ему ремнем всыпал. Понимаете, и это уже повод для того, чтобы меня привлечь к ответственности. Я вот чего боюсь. Не плох сам по себе контроль над проблемой насилия над детьми в европейском понимании. Но, сами понимаете, что, попав на русскую почву, это превратится в чудовище. Потому что органы опеки, которые существуют и которые действуют на территории нашей страны, они все извратят с точностью до наоборот.

ЛАРСЕН: Так они и сейчас… Они, извините, только органы - это единственное, как их можно назвать, больше ничего. Какая опека? О чем речь?

Аудиоверсию беседы слушайте здесь: 

 

Источник: http://www.radiomayak.ru/tvp.html?id=223460


Загрузка...
-->