Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Вход для друзей

Нужна няня?

Поиск персонала
Магазин

Подсвечники (218004)

Подсвечники (218004)

Издательство: Фантазер

1392 руб.

Афиша
30.11.2016
Мюзикл "Черномор"

В новогодние праздники в Олимпийском представят новый мюзикл ...

подробнее...
25.11.2016
"Предновогодние приключения на Планете Добра"

3 декабря 2016 года в Культурном центре «Москвич» ...

подробнее...
23.11.2016
Космо-ёлка для самых маленьких

Мультимедийная выставка «Космос. Love» и Центр дизайна ARTPLAY ...

подробнее...
14.11.2016
Елка на Робостанции

С 11 декабря 2016 года по 8 января ...

подробнее...
25.10.2016
10-й Юбилейный Большой фестиваль мультфильмов

27 октября — 7 ноября 2016 года, Москва

подробнее...
12.10.2016
Gulli Girl – первый телеканал для девочек

С сентября 2016 года сразу два французских развлекательно-образовательных ...

подробнее...
20.09.2016
Первый образовательный семейный сериал «Семья Светофоровых»

3 октября на телеканале «Карусель» стартует первый образовательный ...

подробнее...
19.09.2016
«Моана»

Disney представляет анимационный фильм «Моана», посвященный бесстрашной девушке, которая ...

подробнее...
14.11.2016
Ёлки в клубе на Мясницкой

24 декабря в 11.00 приглашаем родителей с детьми ...

подробнее...
11.11.2016
ROYAL CANIN ОТКРЫВАЕТ ВЕТЕРИНАРНУЮ КЛИНИКУ В КИДЗАНИИ

Royal Canin, подразделение Mars Inc., объявляет об открытии ветеринарной клиники ...

подробнее...
07.11.2016
Отличникам в День науки покажут Тесла-Шоу бесплатно

10 ноября, во Всемирный день науки, в московском ...

подробнее...
26.10.2016
Первые новаторские гонки на санях

28 января во Дворце пионеров на Воробьевых горах ...

подробнее...
28.11.2016
Музей автомобильных историй

Торжественная церемония открытия «Музея автомобильных историй» состоялась в ...

подробнее...
22.11.2016
Открылся Музей хоккея

С декабря 2016 года Музей хоккея в Парке ...

подробнее...
09.11.2016
Мишки Тедди на Тишинке

Ежегодно в первые выходные декабря тысячи медведей со ...

подробнее...
26.10.2016
Мамин фестиваль «ГОРЛИЦА»

27 ноября  15:00 – 18:00 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДАРВИНОВСКИЙ МУЗЕЙ 

подробнее...

Два снеговика

16.11.2010

Зимняя сказка




Эта история началась прошлой зимой, в те самые дни, когда Сашка по прозвищу Рыжий отморозил свой конопатый нос и уши. Но перед этим он успел разбить окно в квартире на первом этаже и слепить двух снеговиков. Знать это очень важно, потому что наш рассказ именно о снежных друзьях, а не о разбитом стекле, за которое Рыжего целую неде­лю не пускали гулять.
Вот так и появились в нашем дворе два са­мых обычных снеговика с глазами-уголька­ми, холодные и большие. Тот, который всегда важничал да задирал кверху морковку вместо носа, звался Васей, а тот, что с метлой, был Басей. Днем с ними играла детвора со все­го двора. А ночи напролет Вася и Бася вели между собой неторопливые беседы, стараясь делать это потише, чтобы не слышали назой­ливые автомобили, заполняющие на ночь весь двор.

- Я! Я старше тебя! Меня слепили первым, а только потом уж тебя, бедолагу! — торжествен­но говорил Вася, при этом его глазки-угольки блестели то ли от радости, то ли от света фона­ря. — Я больше прожил и больше видел, чем ты, поэтому я так умно говорю, а ты только мы­чишь. Я самый умный из нас двоих! Ты обязан меня слушаться! Понятно?

- Лучше не смеши меня, а то я рассыплюсь от смеха и тебя некому будет слушать, — отве­чал Бася. — Если бы ты был умный, то не гово­рил бы вслух такие глупости!

- Ничего смешного в моих словах нет! — не­возмутимо бурчал Вася. — Все так и было, как я говорю!

- Пусть ты старше меня, зато у меня новая метла и большая морковка! — отвечал юный Бася, стараясь при этом достать метлой до сосе­да. Но Рыжий слепил их на достаточном рассто­янии друг от друга, и снеговики обменивались только словесными колкостями.

- Что такое мороженая морковка и драная метла по сравнению с целым днем, который я счастливо прожил без тебя! — продолжал наста­ивать на своем превосходстве Вася. — Я был уже взрослый и самостоятельный снеговик, когда Александр стал тебя лепить! Ведь я видел твое рождение, юнец!

- Ладно, я перестану хвалиться метлой и морковкой, — устав спорить, добродушно гово­рил Бася. — Только ты перестань задаваться!
Тем более метла у меня действительно неудач­ная: ни собаку отогнать, ни ворону попугать!

- Я ничуть не задаюсь. Я только констатирую факты.

- Что, что ты кон.  сс.  тьфу, что делаешь?

- Я к-о-н-с-т-а-т-и-р-у-ю факты!

- Откуда ты берешь такие слова, Вася? На­верно, в снег, из которого тебе слепил голову Рыжий, что-то хитрое добавили?

- Не забывай, что я живу около окон самого мэра. Частенько до меня долетают такие словеч­ки, что даже я не знаю, как их понимать. Вот сегодня во время обеда он так ругался с каки­ми-то неведомыми избирателями, что его супру­га раз восемь краснела и бледнела, прося мужа не выражаться в присутствии детей. Что это за создания такие — избиратели? Хорошо бы нам с ними не встречаться. Если они насолили са­мому мэру, то от нас, если случайно забредут во двор, они оставят только мокрое место.

Вася был вынужден прервать свой рассказ о страшных избирателях, так как заскрипела дверь четвертого подъезда и на улицу вырвался ирландский сеттер по кличке Чак: ну, кошки, держитесь!

Так они и жили — то ругались, то дружили. Пока на земле хозяйничала Матушка Зима, опа­саться друзьям было нечего, ведь на улице сто­яли лютые морозы, а вьюги пели свои древние заунывные песни. Будущее казалось снеговикам холодным и оттого счастливым.

За февралем-ветродуем незаметно пришел март-бокогрей, и Матушке Зиме пришлось со­бираться в обратный путь — далеко-далеко на север, туда, где вечный холод и лед. Солныш­ко стало припекать снеговиков, и от этого — о ужас! — подтаивал снег, из которого их слепил в морозном декабре Саня Рыжий. С каждым днем солнце, облизываясь, все настойчивее и настой­чивее поглядывало в сторону снежных друзей, словно мечтая, как растопить бедняжек.

Снеговикам необходимо было что-то предпри­нять, дабы не сгинуть вместе с талой водой в конце весны. Глазки-угольки день ото дня ста­новились все печальней и печальней. По щекам весенней капелью катились талые слезы. Даже сосульки не остались равнодушными к беде сне­говиков и тоже плакали вот так — кап-кап, кап-кап.

Недолго споря, друзья решили отправиться в далекий и тяжелый путь вслед за Матушкой Зи­мой, прямо на север! Да-да, именно туда, отку­да на белых крыльях прилетают самые снежные вьюги и приходят трескучие морозы, туда, где раскинулись белые владения Дедушки Мороза и Снегурочки! Другого выхода у них не было: либо погибай в родном дворе от солнца или лопаты дворника, либо уноси ноги куда подальше!

В полночный час, когда во дворе уснули любо­пытные автомобили, снеговики покинули родной двор. Друзья выбрались из города и миновали по рыхлому льду реку, ориентируясь по Полярной звезде, которую указала им красавица пихта, невесть как попавшая во двор. Сразу за рекой начинался самый настоящий сосновый лес, где можно было идти даже солнечным днем, ведь кругом было достаточно снега, а жгучие солнеч­ные лучи застревали в кронах сосен.

Неблизкий путь выбрали друзья: день сменял­ся темной ночью, а следом за ней вновь спешил солнечный денек. Ночи почему-то уменьшались, а дни, наоборот, становились длиннее и длиннее. Вася и Бася все шли и шли на неведомый се­вер, отмеряя версту за верстой, обходя весенние ручьи, проталины и солнечные поляны. Кругом уже вовсю звенела капель, лес оживал после дол­гой спячки, заканчивался март.

Солнце наступало на пятки удирающим сне­говикам, оторваться от погони становилось все трудней и трудней — это понимали даже снеж­ные головы отчаянных путешественников. На­верно, не было на земле других существ, так же­лавших продолжения холодной зимы и так не любивших весну. Снеговикам оставалось только одно — погибнуть, превратившись в пару лужиц с грязной талой водицей, и вместо достойной их зимней песни услышать на прощание легкомыс­ленное динь-динь синичек. Это было просто не­выносимо для порядочного снеговика.

- Все! — сказал усталый Вася. — Я больше идти не могу, я уже таю. Давай прощаться, брат, я долго не продержусь на этой ужасной жаре. У меня отваливается морковка и по спине бежит вода!

-  Да, Вася, скоро мы погибнем, — ответил, держась за березку, Бася. Многодневный пере­ход ослабил снеговиков, они были чуть живы, и даже тень от деревьев не могла их спасти от весеннего тепла.

Они остановились на опушке леса. Невдалеке, у разбитой проселочной дороги, стоял бревенча­тый дом лесника. Вся обитавшая на дворе жив­ность — лошадь, коза, куры и две лайки — гре­лись под ласковым солнышком. Важные грачи в новых черных смокингах сидели на высоких березах, отдыхая после утомительного перелета, свысока посматривая на снеговиков и собак.


Терять друзьям было нечего! Скрипя из пос­ледних сил, Вася и Бася, преодолев коварные ручьи и проталины, пробились к дому. При виде странных гостей пестрые куры разбежались в разные стороны, и даже важный петух оробел — предпочел на всякий случай не высовываться из-под саней. Лесник с испугу рванул в сени за карабином, но, сняв оружие и присмотревшись повнимательней, только рассмеялся и стрелять не стал.

Испугавшись своей дерзости, снеговики все же поведали человеку очень грустную историю о том, как тяжко быть снеговиком, а Вася закон­чил рассказ как истинный мудрец:

- Если люди нас слепили, пусть они за нас отвечают и помогают нам. Мы ведь их не про­сили переводить хороший снег на снеговиков, а нам, поверьте, пропадать совсем не хочется!

- Верю, верю, — закачал головой человек.

Оказалось, что лесник оказался в ответе за целое человечество. Вот это груз так груз. Хотя все чело­вечество было представлено в лице Сашки Рыжего, да еще с отмороженным носом. Человек сдвинул на затылок фуражку и зачесал лоб. Но многозначи­тельные жесты не помогали придумать что-нибудь толковое. Единственное, что пришло в голову:

- Ну ладно, теперича идите в тенек, на сквоз­нячок, там будет попрохладней, а завтра утром чего-нибудь скумекаем.

Снеговикам ничего не оставалось, как согла­ситься и отправиться за хозяином во временное убежище. Они спрятались за сарай, где было все еще холодно. Жизнь снова показалась веселой и морозной.

Утром в сарае заскрипела дверь и лесник вы­катил во двор две огромные железные бочки, в которые снеговики могли спрятаться с головой.

- Ну, парни, полезайте в бочки, я вас постав­лю в ледник. У нас тут не Сахара, и вы спокойно перезимуете, тьфу, то есть перелетуете рядом с рыбой и мясом. Все понятно?

- Все понятно. Но что такое Сахара? — спро­сил умный Вася: уж очень он обожал незнако­мые словечки.

- Сахара-то? Да я и сам плохо знаю, кажись, пустыня в Африке, — неуверенно ответил лес­ник. — Нема там ни деревьев, ни кустов, а снега не найдешь даже зимой. Как там люди живут, не знаю.

- Какая тебе разница, — закричал Бася на Васю, — как зовут чудовище, что пожирает бед­ных снеговиков! А куда вы нас отправите в этих ужасных бочках?

- Не робейте, в ледник, там даже летом лед.

- Не может быть, чтобы совсем не было сне­га! — разговаривал сам с собою Вася. Умная го­лова снеговика не могла поверить в сказанное лесником.

Но никто больше не стал разговаривать с Ва­сей. Лесник подкатил к снеговикам бочки, и друзья, пыхтя, полезли в железное чрево. Им пришлось лечь на землю и потихонечку пяти­ться, залезая в дом, при этом они старались не повредиться о края бочек. Всем известно, какой ненадежный материал снег: наступил на него — и он промялся; кинул снежком в сте­ну — он рассыпался. Все, дело было сделано! Лесник осторожно опустил бочки в глубокий ледник, где даже летом живет настоящий зим­ний холод.

Весну, лето и осень снеговики провели весьма комфортно — среди льда и мороженых продуктов. От жаркого солнца и теплого ветерка друзей отде­ляла толща земли, дерева и железа. Лесник редко навещал гостей, так как летом у него было много работы: то он сажал кедры, то тушил пожары, то чистил лес от сухостоя...


Вася и Бася все свободное время придавались философским беседам. Конечно, инициатором разговоров был Вася, а если вы знаете, что снего­вики не спят и не кушают, то времени поболтать у них было предостаточно.

- Что такое мороз? — спрашивал Вася.

- Мороз — это то, что очень любят снегови­ки! — отвечал Бася, он был хороший ученик.

- А снег?

- Снег — это то, из чего мы сделаны, из чего мальчишки и девчонки лепят снежки, строят крепости и многое другое.

- Молодчина, ты умнеешь с каждым часом! У тебя есть необычайный дар объяснять все по­нятно и убедительно. А теперь ответь: что такое солнце?

- О, это такое чудовище, что гналось за нами всю дорогу, мечтая превратить нас в мокрую, противную воду.

- А куда мы отправимся зимой?

- Мне хочется опять во двор, к ребятам, я так соскучился по родным местам.

- Нет, мы должны пойти к Деду Морозу, он живет на Севере, и как самый великий волшеб­ник он исполнит наши желания!

- А какие у нас желания, Вася? Что-то я не помню.

- Самое заветное желание у снеговика — что­бы зима была круглый год!

- Да ты что! Тогда все погибнут: и звери, и птицы, и даже добрый лесник, что спас нам жизнь!

- Ну, тогда я не знаю, думай сам.

- Наверно, пусть он сделает так, чтобы только мы с тобой не таяли весной, а все остальные пусть радуются теплу и солнцу.

- В этот раз ты прав и я с тобой согласен.

- Вася, расскажи мне, а кто такой Дед Мороз? Что-то я не помню такого имени. Сашку с Глебом помню, Иру с Настей тоже помню, а Деда Мороза не припомню. Когда это он с нами играл?

- Дед Мороз с нами не играл, про него рас­сказывали ребята. Это он раз в году, на Новый год, исполняет самые заветные желания и даже дарит подарки всем, даже снеговикам. Но нам его подарки ни к чему, нам необходимо испол­нение скромного желания, и тогда мы сможем вернуться во двор летом или даже махнуть в Са­хару! Представляешь: два снеговика в пустыне, где снега не было ни-ког-да!

Наконец, осень передала землю в ледяные руки зимы, и трескучие морозы, не жалея сил, сковали своими серебряными молотами панцири на реках и озерах, а поля и леса закрыли белой кольчу­гой. Только тогда лесник вывел из подземелья на свет божий наших снеговиков. Друзья с востор­гом увидели дневной свет и с радостью подстави­ли свои лица колючему северному ветру. Ох, как они соскучились по настоящему зимнему холоду!

На прощание лесник не только смахнул слезу, но и подарил друзьям лыжи, чтобы дорога ока­залась короче. Они обнялись, наговорили друг другу теплых слов, и снеговики продолжили свой путь на неведомый Север.
Они уходили все дальше и дальше, путь лежал через дремучие леса, полноводные реки. Вскоре они даже пересекли Полярный круг. Дни стано­вились все короче и короче, ведь на дворе стоял декабрь. Снеговик Вася все
твердил и твердил:

 

Вперед, вперед, вперед!

Дед Мороз нас ждет!

За синими горами,

За дикими лесами!

 

Послушай Вася, да ты заговорил стихами!
- Заговоришь тут, только бы было легче идти. Мы должны успеть до Нового года попасть к Деду Морозу, только тогда он исполнит наше желание.

Лыжи скрипели, снеговики день за днем мча­лись вперед. Вскоре на горизонте появилась громада черных гор. Кругом не было ни жи­лья, ни человека с его машинами и самолета­ми. В этих краях время остановило свой бег на­всегда, и если бы вдруг здесь очутился человек, то его часы показывали бы обратное время, то есть стрелки двигались бы в другую сторону, показывая вчерашнее, позавчерашнее, позапо-завчерашнее время. Ученый в очках и с портфе­лем скажет: «Это аномалия» или «Этого не мо­жет быть потому, что никогда не может быть». Но мы-то знаем, что это просто начиналась Вол­шебная страна.

Готовясь штурмовать горы, Вася и Бася уст­роили привал. Они покрепче закрепили глаза-угольки, поправили морковки, проверили лыжи и палки. Друзья впервые видели горы, и страх охватил их.

- Вася, мне страшно.

- Мне тоже боязливо, но я чувствую, что мы уже рядом с Дедом Морозом.

- Можно, я для защиты найду себе дубину да побольше, а?

- Кого ты собрался отдубасить — Деда Мо­роза?

- Да нет. А вдруг на нас нападут чудовища? Помнишь, ты называл их избирателями?

- Откуда здесь избиратели? Мы что, в городе? Здесь кроме рогатого лося опасаться некого!

- Ну и ладно, а я все равно возьму дубину, вдруг придется лосю съездить по рогам. Вот пос­мотри, как я сейчас разнесу этот пенек!

Бася решительно направился к занесенному снегом пню, размахивая сучковатой дубиной.


- Я не пень, я лесовик! И рогов у меня нет! — закричал пень, и вместо него из снега вылез ма­ленький старичок в сером тулупе, в лохматой шапке, надвинутой на густые белые брови. Бася так растерялся, что выронил дубину.

- Вот тебе и избиратель безрогий! — удивленно произнес Вася.

- Хватит дразниться, я лесовик! А если не перестанете, то я вас никуда не поведу.

- А куда вы нас должны вести и кто вас послал за нами? — спросил умный Вася, а Бася тем временем поднял дубину.

- К Деду Морозу. Или у вас другие планы? Но если снегоголовый не опустит дубину, то я ни­куда с вами не пойду, и вы не увидите Деда Моро­за как своих ушей. Хотя у вас и ушей-то нет.

Снегоголовый Бася подчинился, положив ду­бину на плечо, и мирно заулыбался.

- Мы согласны идти с вами, но ответьте нам на последний вопрос: правда ли, что Дед Мороз исполняет желания в Новый год? А как вас зо­вут?

- Я умею считать до тысячи — неужели не видно? А вы задали мне два вопроса! Ну ладно, я добрый лесовик, поэтому отвечу. Да, Дед Мо­роз исполняет желания, не беспокойтесь. А зо­вут меня Туузя. Все, теперь пошли, мне некогда здесь с вами прохлаждаться, я и так окоченел, дожидаясь вас.

Видя, что разговор окончен, снеговики мир­но побрели за лесовиком. Зимний день пролетел быстро, сумерки в лесу короткие, на небе взошли звезды, и под ногами заскрипел лютый мороз. Конечно, снеговикам он нипочем, а вот лесови­ку досталось: мороз то за нос укусит, то за уши, а то заберется снежинкой за пазуху. В полночь лесовик вывел снеговиков на глухую поляну, где среди поваленных деревьев и сугробов стояла из­бушка в одно оконце на окоченевших куриных ножках.

Впервые за весь день лесовик остановился и, похлопывая рукавицами по бокам, сказал дру­зьям:

- Я пойду погреюсь, а вы меня подождите, вам тепло все равно ни к чему, а я уж больно озяб.

Он потер громадный нос рукавицей и, не дожи­даясь ответа, бросился к избе. Как только дверь за лесовиком закрылась, Вася шепнул другу:

- Слышь, что-то он мне не нравится, совсем не внушает доверия.

- Ну ты молодец, Вася: то «мы согласны идти с вами», а теперь «не внушает доверия». Раньше надо было думать, я ж тогда уже и дубину под­нял. А теперь ты что предлагаешь, разнести в щепки эту избушку?

- Ты что! Давай сбежим от него к Деду Мо­розу. Боюсь, погубит нас этот «добрый лесовик». Да еще умеет считать до тысячи. Зачем ему столько цифр?

- Не знаю. Если бы он хотел, то мы бы дав­но грохнулись вниз на острые камни и от нас даже морковки не осталось бы, а он, наоборот, все твердил: «Берите правее, а то я вас целыми не доведу».

- Да, Бася, ты прав, я, наверно, разбираюсь в лесовиках как белка в капусте. Но я не буду ждать это носатое чудовище и все равно уйду.

- Стой, Вася, успокойся, давай дождемся ле­совика, а если что, я его дубиной угощу — мало не покажется. Да и зачем мы ему нужны? Здесь кругом снега навалом!

- Нет, тысячу раз нет! Я ухожу!

Вася отвернулся от друга и направился дальше в лес. Басе ничего не оставалось, как пойти за ним: нельзя же бросать друга в ночном лесу!

Тем временем страсти в избушке тоже разгоре­лись не на шутку:

- Запомни, я не «Тузя»! Сколько раз тебе надо повторять, старая карга, меня зовут Туузей.

- Не смеши меня, Туузя, а то помру со смеху! — смеялась, сидя за столом, Баба Яга, и слезинки капали в ее беззубый рот. — Лучше поведай, зачем пришел ко мне, ведь вся окру­га знает, что я вашего брата терпеть не могу 472 года 2 месяца и 17 дней и даже духа вашего не переношу. Не успеет лесовик показаться, как у меня насморк начинается. Это с тех пор, как один шишкоголовый, кажись, твой родственни­чек, чуть дотла не спалил мою избушку, когда раскуривал трубку с вонючим табаком. Тьфу, вспоминать тошно!

- Не ври, старая, это ты хотела зажарить моего дедушку, да он обвел тебя вокруг пальца, когда попросил перед смертью выкурить трубку послед­ний раз. Взял да и подпалил твою берлогу!

- Ну, да ладно, не будем вспоминать. Кто старое помянет, тому глаз вон. Да ты лучше скажи мне, вкусненький, зачем пожаловал к старуш­ке?

- Говорю тебе, дай только погреться часок, второй день на морозе.

- А кто тебя ждет на улице? Почему в дом не ведешь, а прячешь от моих кастрюль и горшков?

- Некого мне прятать, там два снеговика из прошлогоднего снега.

- Не врешь, точно из прошлогоднего снега?

- Да!

- Так они совсем не свежие, а просто опас­ные для моего преклонного пищеварения. Фу, какая гадость... Шляются тут по ночам бестолко­вые снеговики и гадкие лесовики...

Баба Яга сразу потеряла всякий интерес к гостям и, завернувшись в волчью шкуру, легла спать. Только черный кот не спускал глаз с гос­тя. Избушка во сне охала и переминалась с ноги на ногу, да так, что горшки падали с полок.

Туузя тем временем немного согрелся и посу­шил одежду. Можно было отправляться в путь, но каково было удивление лесовика, когда на улице не оказалось снеговиков. Ничего не остава­лось делать, как со всех ног броситься за ними.

Снеговики отчаянно штурмовали склон горы, уходящей почти отвесно в черное небо. Про­низывающий ветер кидал в них охапки снега, забивая глаза-угольки, лыжи не слушались и катились назад. Хватаясь за ветки, прячась за деревья, снеговики все же медленно двигались вперед. Тут Бася разглядел в склоне темное пят­но; друзья приблизились и рассмотрели вход в темную пещеру.

- Вася, давай переждем непогоду. Глядишь, и ветер уляжется, — взмолился Бася, боясь сги­нуть ночью в горах, — а утром пойдем дальше.

- Конечно, иначе мы сами себя погубим, даже без помощи лесовика. — согласился Вася. — Идем в пещеру!

- А может, не стоит? Что-то мне не нравится твоя затея, — неожиданно засомневался Бася, но Вася оставался непреклонен:

- Идем! Вперед, нас уютная пещера ждет!

Упрямый снеговик смело шагнул под каменные своды, и друзья вскоре окунулись с головой в темноту. Только где-то за спиной еще продол­жал завывать ветер.

- Стойте, снегоголовые! — неожиданно раздался сзади голос лесовика. — Это пещера Змея Горыныча! Тихо, если вы его разбудите, от вас ос­танется только печеная морковка! Понятно? Фу, еле-еле вас догнал.

- Хватит нас пугать, лесовик, мы сами знаем, что нам делать. И не называй нас снегоголо-выми, понятно?

- Понятно, только ты, Вася, казался мне мудрее. Ну, ладно, вы как хотите, можете здесь ос­таваться, а я пошел к Деду Морозу. Вас, может, эта дубина и спасет, а я сматываюсь отсюда!

Лесовик стал выходить из пещеры, когда в дальнем углу послышались подозрительные шо­рохи. Снеговики вначале ничего рассмотреть не смогли. Но вот из темноты, как из гущи чер­ных чернил, разлитых на черном столе в черной комнате, блеснули два желтых глаза. Шорохи быстро переросли в шум падающих камней. Сне­говики бросились к выходу, когда своды пеще­ры озарились извергаемым пламенем, и тут бед­ных друзей отважно прикрыл лесовик, дав им возможность спастись. Снеговики выскочили из пещеры, от них валил пар, ведь пещера превра­тилась в духовку, а лес на пять верст вокруг оза­рился ярким светом.


Вася и Бася, как вкопанные, стояли около пещеры, не смея бросить отважного лесовика. К счастью, вскоре огонь утих и к ним вышел целый и невредимый лесовик, только тулуп и шапка его подозрительно дымились.

- Ура герою, — прошептал Вася.

- Молодчина! — размахивая дубиной, закри­чал Бася.

- Тише, нам надо уходить, пока он опять не проснулся. Не знаю, смогу ли его уложить спать еще раз.

- Как тебе это удалось, мудрый лесовик? — спросил Вася.

- Я просто позвонил в свой серебряный коло­кольчик (так мы укладываем спать своих детишек), вот и все. А теперь вперед, нас ждет Дед Мороз. Только посмотрите, я, случаем, не горю?

- Нет, но от тебя идет дым, — доложил Бася, — а это большая разница!

- Ну ты и умник! Дыма без огня не бывает, — рассмеялся Туузя и на всякий случай по­валялся в снегу.

Вскоре отважная троица поспешила вперед, сбивая снег с еловых веток. В кромешной тем­ноте, извилистыми тропами вел лесовик наших снеговиков. Ущербная луна, изредка выгляды­вая из-за снеговых туч, светила путникам. Сне­говиков поразила способность зеленых глаз Ту-узи различать путь между завалами камней и сугробами. Друзья молча доверили свою судьбу угрюмому проводнику.

Но самое ужасное началось утром на перева­ле, когда подъем наконец-то закончился и надо было спускаться вниз. Первые лучи робкого зим­него солнца слегка коснулись заснеженных гор, и ледяные сердца снеговиков дрогнули: впереди был крутой спуск, загороженный колючими соснами и елями.

- Спускайтесь осторожно! Зигзагами! — пре­дупредил Туузя.

- Вася, что такое «зигзагами»? Я не знаю.

- Значит, не прямо вниз, а то в одну сторону, то в другую! Понял?

- Да, а можно я буду тормозить дубиной?

- Конечно, тормози, Бася, и не забудь выбро­сить ее по дороге, чтобы не напугать Деда Моро­за!

Лыжи нещадно скользили вниз, желая поско­рее разбить снеговиков о деревья или сугробы. Ум­ный Вася, как ни старался двигаться зигзагами, под конец спуска со всего маху угодил в упавший ствол сосны — только лыжи перелетели препятс­твие. А Басю от падения спасла дубина, которой он нещадно тормозил о снег. Туузя на снегоходах последним спустился в долину, когда Бася уже го­ревал по разбившемуся другу.

- Ой-ей-ей, бедненький Вася, он погиб в двух шагах от Деда Мороза, чуть-чуть не дождавшись исполнения желания! Я остался сиротой, один-одинешенек на всем белом свете!

- Перестань хныкать, лучше поищи его голову, она не должна была далеко отскочить, а я пока займусь остальным.

Туузя осторожно соединил два снежных кома, из которых совсем недавно состояло тело героя, и метла быстро нашлась под елкой. Однако голова, самая умная часть Васи, долго не находилась.

- Послушай, Тузя, если мы слепим новую го­лову для Васи, он будет опять умничать или нет?

- Мне кажется, что это будет совсем другой снеговик, а не тот Вася, который смело начал спускаться с горы. Но все же делать новую голо­ву необходимо. Дед Мороз ждет двух снеговиков, а не одного. Что я ему скажу: не смог довести одного из них?

- Я не хочу нового Васю, я привык к старо­му, ведь нас вместе слепили во дворе и мы всю жизнь не расставались ни на час.

- От меня вы так просто не избавитесь! Ду­маете, головой об дерево — и все шито-крыто? Как бы не так! Посмотрите в небо! — откуда-то сверху раздался голос Васи. Бася и Туузя вздрог­нули и с опаской посмотрели вверх.

- Ты слышал, лесовик? Он умер, а его бедная душа парит в небе, правда? — испуганно спро­сил Бася.

- Я плохо разбираюсь в жизни после смерти, но похоже на то. Но что-то я не вижу над нами парящего Васю!

- У моих друзей отморозились мозги при спуске. Эй, заморозки, я не на небе, а на ветке!

- Вася, твоя душа превратилась в птицу, да? Спой нам, и мы тебя сможем увидеть! — попро­сил друга Бася, смотря во все стороны печаль­ными угольками.

- Нашел курского соловья! Вот я, рядом!

- Смотри, Бася, я его нашел! — закричал ле­совик, запрыгав от радости.

Вася, точнее, только его снежная голова висела на ветке старой раскидистой ели.

- Как нам ее снять? Я не достану, — расстро­ился Туузя.

- Придумал! Слушай, я возьму тебя на руки, а ты снимешь Васину голову!

Друзья осторожно сняли голову снеговика и водрузили ее на законное место.

- Ура, я с головой, жив и здоров!

- Васю собрали, и ему теперь не надо делать новую голову! — обнимая друга, кричал Бася. — Сегодня я вместе с лесовиком стал твоим родите­лем! Ура!

- Друзья, нам пора в путь, до темноты надо успеть во дворец Деда Мороза!

И Тузя первым тронулся в путь...


Дед Мороз встретил путников у голубых елей, чьи ветви обсыпаны алмазами. Из-за леса выгля­дывали величественные башни огромного дворца, даже снег был расписан невиданными узорами и блестел голубым жемчугом. От блеска у снегови­ков зарябило в глазах, только лесовик привычно прищурился и совсем не глазел по сторонам.

- Добро пожаловать на Крайний Север, в Волшебную страну под Полярной звездой! Здесь вы в полной безопасности! — приветствовал уставшую троицу Дед Мороз.

Он обнял друзей и повел во дворец. Миновав серебряные ворота, они вошли в хрустальный дворец. В огромном тереме, под высокими свода­ми Дед Мороз расположился на расписном троне, лесовик сел на лавку, а снеговики остались стоять, ведь, как мы знаем, они не ложатся и не садятся ни-ког-да! 

- Расскажи, Туузя, как вы добрались, как погода на перевале? — спросил Дед Мороз.

- Если не считать того, что снеговики разбу­дили Змея Горыныча, а перед этим убежали от меня, когда я грелся у Бабы Яги, и чуть не убили меня вот той дубиной, то все замечательно.

- Надеюсь, ты уложил спать Горыныча?

- Да, но он чуть не спалил мне тулуп!

- Я жалую тебя новым зипуном и валенка­ми!

- Благодарю тебя, Дед Мороз!

- А сейчас я хочу услышать от снеговиков причину, которая привела их в наши края.

- Разрешите представиться, многоуважае­мый Дед Мороз. Меня зовут Вася, а это мой друг Бася. Сделай так, чтобы мы даже летом не таяли. Это наши желание и просьба. Мы и так все прошлое лето прятались в леднике у лесника.

- Где вы прятались? — переспросил Дед Мо­роз, от удивления распахнув шубу из голубого атласа, отороченную белым песцовым мехом.

- Да-да, мы сидели в бочках в леднике у доб­рого лесника, а в начале зимы он нас освободил и мы отправились к тебе.

- Необычная история, первый раз слышу такую невидаль. Вы первые снеговики, пережив­шие не только весну, но и жаркое лето. Поэтому я выполню ваше желание. Но я хочу спросить, Вася: твой друг немой и только дубиной может махать?

- Дедушка Мороз, я могу говорить, но мне стыдно, что я пришел во дворец с дубиной. Про­сти меня, пожалуйста! Я больше не буду, оста­нусь с одной морковкой!

- Теперь слышу и вижу, что ты разумен, как и твой друг, но прошу никогда не бросать ду­бину: с морковкой каждый олух справится, а дубиной мудро распорядиться не всем под силу. Лесовик, подай мне посох! В преддверии Нового года чудеса спешат к нам!

Из золотого ларца Туузя извлек огромный посох, усыпанный дивными камнями, что свети­лись изнутри голубым светом, и подал Деду Мо­розу. Серые, как лед, глаза Северного волшебни­ка заблестели, он разгладил бороду и так топнул ногой, что зазвенели серебряные колокольчики на загнутых носах сафьяновых сапог. Тряхнул головой — от волос иней посыпался, выдохнул — густой пар повалил. И торжественно про­изнес ледяное заклинание:

 

Вьюга, пурга, седые снега,
Скорее сюда — мороз, холода.
Заморозьте двух друзей,
Что спешили много дней!

 

Тут волшебный посох озарился всеми цвета­ми радуги, а затем дворец погрузился во мглу, но через секунду вновь стало светло и спокойно. Снеговиков пронзил такой холод от ледяного ды­хания Деда Мороза, что они промерзли до пос­ледней снежинки и морковки окоченели. Даже у лесовика волосы заиндевели, а лоб покрылся испариной!

- Я исполнил ваше желание, — вставая с трона, произнес Дед Мороз, — но все же вам не следует спать на печке или ходить в баню, а в жару старайтесь быть в тени: солнечный загар вас не украсит. И не забывайте, что вы сделаны из снега! А сейчас мне, к сожалению, пора, но скоро увидимся!

- Ура! Ура! Мы можем вернуться во двор к ребятам! — радостно закричал Бася. — Я так долго ждал этой минуты!

- Это мы еще посмотрим, куда нам возвращаться! Я, между прочим, мечтаю о Сахаре! — возразил Вася.

Дед Мороз и Туузя рассмеялись..

На этом заканчивается наш рассказ о двух отважных и находчивых снеговиках. Не станем ме­шать Деду Морозу вовремя развезти подарки всем детишкам.