Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Вход для друзей

Нужна няня?

Поиск персонала
Магазин

Играем в тряпиенсы

Играем в тряпиенсы

Издательство: Игра слов

Автор: Юкина Любовь

535 руб.

Афиша
14.02.2017
«Память сердца»

22 февраля в 18.00 на Малой сцене Детского ...

подробнее...
14.02.2017
Опера-сказка "Морозко"

25 февраля в 12:00 в Детском музыкальном театре ...

подробнее...
31.01.2017
Мюзикл "Пеппи Длинныйчулок" 6+

04 марта 2017  (12.00),  05 марта 2017  (12.00 ...

подробнее...
06.02.2017
«Фильма о любви, снятого собаками»

3 февраля состоялась премьера короткометражного  «Фильма о любви, ...

подробнее...
13.01.2017
Самые странные няни в истории кино

Кому, как не няням, знать, насколько иногда бывает ...

подробнее...
20.12.2016
Что посмотреть всей семьей на каникулах?

Совместно с онлайн-кинотеатром Okko, мы выбрали семь беспроигрышных ...

подробнее...
25.10.2016
10-й Юбилейный Большой фестиваль мультфильмов

27 октября — 7 ноября 2016 года, Москва

подробнее...
17.02.2017
Праздник LEGO® «Это наш день!»

4 и 5 марта  компания  LEGO®  устроит большой  ...

подробнее...
16.02.2017
Провожаем зиму в семейном кафе АндерСон

Совсем скоро наступит долгожданная весна, а пока пришло ...

подробнее...
07.02.2017
В семейном кафе АндерСон выберут лучшего «Папу года»

Внимание всем счастливым семействам: в честь Дня защитника ...

подробнее...
28.11.2016
Музей автомобильных историй

Торжественная церемония открытия «Музея автомобильных историй» состоялась в ...

подробнее...
22.11.2016
Открылся Музей хоккея

С декабря 2016 года Музей хоккея в Парке ...

подробнее...

Про Илью и Змея

20.12.2010

День пропал, как в болотную ряску
Провалился седой старичок.
«Расскажи мне волшебную сказку», —
Просит старую бабку внучок.

— Я волшебной сказать не сумею,
Потому как в Христа крещена...
Как-то раз подколодному Змею
Полюбилась у князя жена.

Вылезал из-под скользкой колоды,
Из-под матушки старой змеи.
Обувал сапоги-скороходы —
Перелётные крылья свои.

Раздувал добела своё дышло,
Чтоб носило немыслимый груз,
Чтоб дорога воздушная вышла
Без запинки на матушку-Русь.

Вспузырилась болотная тяга,
Всколыбнулся родимый удел.
Змей вспотел, как простой работяга,
И со свистом на Русь полетел.

В наших сёлах хрестьяне богаты...
Ноне, внучек, не те времена!
Едет полем могучий бога´тырь, —
Золотые поют стремена.

В самоцветных каменьях уздечка.
Всюду бархат, и чёрен, и рыт,
А душа у Ильюши, как свечка,
Перед Богом до неба горит.

В дальний путь, снаряжённый невестой,
Едет парень, по дому грустит.
Вдруг глазеет: по тверди небесной
Стометровая дура свистит:

Родом будто небесное тело,
А на вид: головёшка с огнём.
«Ну, да ладно, куда б ни летело,
Мы тебя в коромысло согнём!

Разом сманим тебя с небосводу,
Как голодного волка на сыть;
Из колодца протухшую воду
На тебе будем вечно носить».

Змей летит о двенадцати выев
И на каждой растёт по главе,
Развернулся и смылся на Киев —
Не поймать никакой булаве!

Вышла в сад молодая Опракса,
У Владимира-князя жена,
Не ребёнок по виду, а плакса,
Словно майская роза нежна.

Словно тростка, тонка; из-под шляпы
Смотрит ручкою греческий нос...
Подхватил её Змей в свои лапы
И со свистом за море унёс.

Сквозь окошко узрел князь Владимир:
Кто-то страшный мелькнул, словно бред.
За околицей ветер повымел
В синем небе двоящийся след.

«Скоро будем, как черти, рогаты
И пойдём с головой на ухват!»
В стольный Киев въезжает богатырь,
От дорожной еды суховат.

Накормили надёжу обедом,
Напоили зелёным вином,
Расспросили о том и об этом,
Что там деется в мире ином.

Мол, имеем претензии к Змею:
Он семейный похитник и вор!
Молвил гость: «Я и сам разумею», —
И покинул владимиров двор.

Под Ильёю плетётся кобыла,
Словно это не конь, а овца:
Без хозяина, знать, раздобыла
В княженецких конюшнях овса.

Размахнулся трёхжильною плёткой,
Просмолил лубяные бока —
По воде поплыла она лодкой,
Словно птица, взвилась в облака.

Вдруг такое настало вонище —
Нa ходу задыхается конь.
Дрыхнет Змей в родовом логовище —
По земле разползается вонь.

Спит и собственным выдохом дышит,
Как навозом объевшийся смерд,
Спит вонючая сыть и не слышит,
Что к нему приближается смерть.

Едет смерть на соловой кобыле,
Под рукой у ней меч — не коса.
Словно косу, княгиню отбили
И отбыли назад в полчаса.

Возвратилася в Киев Опракса,
От рыданий сырая на треть.
Только плакать об этом напрасно —
Надо чаще на небо смотреть.

Надо чаще, мой милый, молиться —
И душой будешь светел и рад...
Куполами сияет столица,
За Обедней стоит Киев-град.

2006