Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Вход для друзей

Нужна няня?

Поиск персонала
Магазин

Набор "Взлетающие бабочки" (АБ 41-211)

Набор "Взлетающие бабочки" (АБ 41-211)

Издательство: Клевер

313 руб.

Конкурс - загадка от Издательства "Эксмо" - "Новинки и их авторы"!

12.04.2012

Дорогие друзья!

Няня.ру совместно с издательством «Эксмо» начинает новый конкурс-загадку!

«Эксмо»

 

«Эксмо» – универсальное российское издательство, основанное в 1991 году. Признанное одним из крупнейших в Европе, на российском рынке «Эксмо» занимает лидирующие позиции вот уже более 20 лет. Миссия издательства «Эксмо» - открывать людям новые возможности для развития и вдохновения, создавая яркое многообразие книг и обеспечивая их доступность. В издательстве издается современная проза, отечественная и зарубежная фантастика, остросюжетная, детская, деловая, научно-популярная и прикладная литература, а также обучающие пособия.

«Эксмо» - Издательство №1 в России.

Издательство «Эксмо» неизменно радует российских читателей интересными книжными новинками.

 

Прими участие в нашей конкурсе и выиграй интересные книги от издательства «Эксмо»!

Семь победителей получат по 2 книги от издательства «Эксмо»!

В этот раз отгадываем отрывки из новых книг наших любимых авторов!

 Прочитайте, отгадайте и получите подарок!

Отгадайте кто из авторов написал это произведение, отрывок которого мы опубликовали и название произведения. Желаем удачи!

 

Отрывки:


1. - Спойте, Петр Васильевич, - попросила Нора.

Это вырвалось у нее как-то внезапно, для самой себя неожиданно – она ведь никогда ни о чем его не просила. Но, наверное, холод и мрак над весенней рекою так тяжелы были сердцу, что невольно высказалась эта просьба.

- Что тебе спеть? – не удивившись, спросил он.

- Про ветер за занавесочкой.

Нора ни разу не могла уловить, когда он начинает петь. Его голос как будто был всегда, и просто она вдруг начинала его слышать, и не слышать даже, а чувствовать.

Он сгустился, как сумерки, его голос над рекой, и вместе с ним, вместе со словами, которые он откуда-то принес в эти суровые места, где судьба повелела ей жить, входило в Норину душу что-то такое, чего на белом свете нет и, видно, быть не может...


2. Конечно, она подумала. Между Сциллой и Харибдой, она металась между страхом остаться в одиночестве и вполне понятной жадностью, требующей отвоевать, что получится любой ценой. Весь апрель в этом году стал просто месяцем Дурака – она никак не могла собраться с мыслями и на что-то решиться. Может, ей не хватало каких-то витаминов? Какие-то все мы стали старые и больные.

– Я дома, – прокричала она, скидывая мокасины в прихожей.

Стало уже совсем тепло, снег таял как сумасшедший и стекал бурными реками в сточные решетки, бурлил и пел песни, сливаясь в тугие реки где-то там под землей.

– Ой, мам, как хорошо, что ты пришла! – высунулся из комнаты сынок. Почему-то не из своей, а из их спальни...

 

3. Впрочем, это все еще было в далеком будущем. В Серпухов мы переехали в середине апреля. Менять школу за полтора месяца до выпускных экзаменов было поздно, и я все это время таскалась на учебу на электричках и в метро. На дорогу уходило по два часа в один конец, и, понятное дело, оканчивала школу я в совершенно отупелом сомнамбулическом состоянии. В довершение ко всем проблемам выяснилось, что я из-за прошлогодней болезни и всего за ней последовавшего так и не оформила после своего шестнадцатилетия паспорт, а без него невозможно ни выписаться из старой квартиры, ни оформить серпуховскую прописку, ни подать документы в институт. В один из первых теплых весенних дней, сразу после уроков, я направилась в свое старое отделение милиции, где на втором этаже находился паспортный стол. Заполнив все, что требовалось, и сдав документы, на выходе из кабинета начальника я налетела на того доброжелательного лейтенантика, который брался узнать что-нибудь про моего Леню...

 

4. Поднимаюсь с земли, да чересчур поспешно: колени протестуют громким, прямо ружейным треском. А я — как одержимый, даже толком с Мэри не простился. Руки в карманы — и шагаю прочь. До скорого, говорю я ей, а глазами ищу на дереве знакомого бельчонка. Но тот как сквозь землю провалился, и мне ничего не остается, как припустить вниз с другой стороны холма. Возле автостоянки есть часовня; вхожу, можно сказать, по-хозяйски. Там как в пещере — прохладно, сумрачно. У меня в ботинках хлюпает, подошвы скрипят, каждый шаг отдается гулким эхом. Иду прямо, радуюсь, что кругом ни души,— и тут из темного угла появляется какой-то тип. Старый,

как филин, борода спутанная. Нос мясистый, на переносице сидят очочки в металлической оправе. Таращит на меня водянистые глазки — ну, думаю, бомж какой-то, дождик переждать решил, но только он заговорил, как до меня дошло: это его владения...

 

5. Воскресенье для миллиардера Забродина обычно ничем не отличалось от будних дней, кроме одного:  он завтракал вместе с женой Анной, которая много и активно работала, вставала и уезжала в Москву с утра пораньше и только в выходные дни могла себе позволить выходить к завтраку одновременно с мужем. Вот и сегодня она сидит напротив Забродина за длинным столом с мраморной столешницей, спортивная, подтянутая, в шортах и легком топике, и посматривает на него то настороженно, то излишне внимательно, словно чем-то обеспокоена и хочет о чем-то спросить, но не решается. Однако все-таки решилась.

- Такая отвратительная погода, и никакого облегчения в ближайшее время синоптики не обещают. Почему ты никуда не едешь? Ты же всегда в июле стараешься уехать туда, где поприятнее климат, а в этом году ты и на Новогодние каникулы не уезжал, и теперь в Москве сидишь. У тебя что, сложная ситуация в холдинге?..

 

6. Так проходит остаток зимы и весна, а в мае папа снимает в Загорянке дачу. И как только заканчиваются занятия в школе, на большом крытом грузовике все переезжают туда. Папа приезжает на дачу в пятницу вечером, и мама с коляской и Шурой идут встречать его на станцию.

Это самое счастливое время для Шуры. Она скучает по папе, но знает, что он обязательно привезет ей новую книжку или куклу. И обязательно пирожные к чаю. И скорее всего, черешню в бумажном кульке, которую она так любит. Мама будет его ругать за то, что дорогие ягоды, как всегда, помялись. И еще папа обязательно купит Шуре вафельный стаканчик пломбира с желтой розочкой – самое вкусное на свете. Дома Шура торжественно вытащит из холодильника граненый стакан с земляникой, собранный ею собственноручно в лесу, на поляне, специально для папы. Почти полный стакан – ну, не хватает чуть-чуть, самую малость, Шура не удержалась и съела несколько ягод. Спать все лягут очень поздно, потому что будут пить на террасе чай и вести долгие семейные разговоры. У Шуры начнут слипаться глаза, и мама станет ее гнать в кровать, а папа разрешит посидеть еще немного. А в субботу они, скорее всего, пойдут на озеро, а вечером будут печь в золе картошку и, может быть, даже жарить шашлыки, если папа привезет подходящее мясо...

 

7. Первый раз это произошло, когда ей было восемь лет и она с подружками возвращалась домой из школы. Их было четверо или пятеро: маленьких, бледных московских девочек, а над переулком царила весна. Повсюду бежали потоки, звон трамвая смешивался с голосами птиц, и почки уже источали свой запах: еще не листвы, но чего-то такого, что много острее, свежее, душистей, чем листья и даже цветы. Она помнила, как весело и беззаботно было у нее на душе и как ее вдруг затошнило от страха, когда она почувствовала, что одну из этих девочек больше никогда не увидит...

 

8. — Я не знала, что с мамой что-то не так. Не знала, что она больна. Я была маленькой девочкой, понимаешь? Я не отрываю глаз от горизонта, от этой непрерывающейся линии, прямой, как натянутый канат. Вода уходит от нас, и, как когда"то в детстве, я воображаю, что она уже больше никогда не вернется, что океан исчезнет навсегда за краем земли, как губы в оскале обнажают зубы, и останется только твердое холодное дно.

— Если бы я знала, может быть, я бы смогла...

В последнюю секунду голос мне изменяет, я не в силах закончить предложение.

«Может быть, я бы смогла остановить это»...

 

9. В марте 43-го года Зойкин сансостав расформировали, и она попала в подвижной госпиталь, начальником которого и был подполковник Соколин. Поначалу он Зойке не показался – строгий, крикливый, в работе въедливый. От него и сестрам, и раненым доставалось так, что душа в пятки уходила. Но время шло, и Зойка к нему привыкла и поняла, что не строгий он вовсе, а требовательный, и ругался за дело. Любил Викентий Иванович, чтоб все в его госпитале было в идеальном порядке, все аккуратно, по полочкам, стояло, блестело, инструментарий, биксы, шприцы... и ни с чем недостачи не было... ни с медикаментами, ни с перевязочным материалом, ни с шовным. А какую Соколин стерилизационную организовал, просто загляденье! Из других госпиталей приезжали опыт перенимать. Сколько лет потом Зоя его добрым словом поминала. Это ведь Викентий Иванович тогда настоял, чтоб она в операционной ему помогала:

– Вы, Зоя, смышленая – посмотрите, понаблюдаете, быстро научитесь, – он не только к ней, ко всем на «вы» обращался. – Руки у вас проворные, легкие. Они для тяжелого ранения самое важное лекарство...

 

10. В широком белом пальто старушка выглядела до смешного крохотной. Лучи холодного зимнего солнца, казалось, просвечивают ее насквозь. Эдакий ангелок с морщинистым личиком. Она вроде бы не шла, а скользила над землей, полы белого пальто, раздуваемые ветром, вполне могли сойти за крылья, и деревянная трость в ее руках, точно якорь, нужна была для того, чтоб удержаться на асфальте, не то старушка непременно взмыла бы в небеса, вгоняя в трепет бродячих собак и редких прохожих. В общем, божий одуванчик, что двигал по аллее парка, казался существом не от мира сего: легким и полупрозрачным.

Будь я в ином расположении духа, вряд ли обратила на нее внимание. Обычно старушек в парке хватало, встречались среди них весьма колоритные, но сегодня я хандрила и готова была глазеть на что угодно без любопытства, но с удвоенным вниманием, лишь бы унестись резвым галопом от собственных дум и избавиться от созерцания своего богатого внутреннего мира...

 

11. Человек бежал по бульвару под проливным дождем, не замечая ни луж, ни ручьев воды, стекающих с плаща, волос и бороды, ни редких прохожих, провожающих его сочувственными взглядами: «Неужели у бедолаги не нашлось нескольких секунд и пары долларов, чтобы притормозить у любого киоска и купить простенький зонтик?» – казалось, спрашивали они. Человеку не было никакого дела до мыслей тех, кто оказался в этот час неистового разгула стихии на улицах Монреаля. Он очень спешил. Звонок застал его в музее. Телефон вибрировал в кармане, и он, покосившись на служителя, дремавшего на своем стульчике, взглянул на номер, обрадовался, быстро и тихо ответил. То, что она сказала, заставило его, забыв о приличиях, громко вскрикнуть и медленно осесть на круглую скамью для посетителей. Должно быть, у него был такой вид, что работник музея лишь приоткрыл один глаз, скользнул по посетителю взглядом и снова провалился в сон. Мудрое решение. Даже если бы сейчас к Человеку бросились служители всех двадцати пяти залов с криками: «Сэр, немедленно отключите телефон», он бы попросту ничего не услышал. Он воспринимал только те слова, что произносил в его ухо глухой, потухший голос в телефонной трубке. А она все говорила и говорила, кажется, плакала, и он уже тоже плакал вместе с ней...

 

12. Этой ночью мне снится, что мама учит меня ездить верхом. Я пристроилась перед ней, как будто мы — одно существо, ее руки обнимают меня. Пальцы у нее такие же короткие, как у меня, и их легко сравнивать,— мои вцепились в гриву пони, а ее — легко держат поводья. Погода невнятная: ни солнца, ни дождя, просто серое небо, как частенько бывает на Тисби. Ладони у меня влажные от пота.

— Не надо нервничать,— говорит мне мама.

Ветер бросает ее волосы мне в лицо, а мои волосы — в лицо ей. Они одного цвета, как рыжеватая осенняя трава на утесах, что склоняется к земле и снова выпрямляется.

— Пони острова Тисби норовисты. Но легче оторвать намертво приросшую ракушку от скалы, чем женщину из семьи Кеоун — от лошади.

 

13. Мы с  Фатимкой сидели, ели за обедом пирог и думали, чем сначала заняться – пойти натаскать воды для стирки, отмыть обувь от грязи, перебрать рис или поиграть в дочки-матери. Смысл игры был в том, что та, которой выпадала роль «мамы» заставляла «дочку» делать все домашние дела по-настоящему. На столе лежал свежий номер районной газеты, главным редактором которой была моя бабушка. Там, в рубрике «юмор» она писала о том, что в некоторых зарубежных странах есть добрая традиция отмечать 1 апреля «день дурака» - говорить людям, что у них вся спина белая, давать смешные распоряжения подчиненным и потом весело смеяться.

- Давай мы тоже отметим, - предложила я Фатимке.

- Давай, а как?

- Как тут написано, - сказала я и постучала по газете, - ты пока носи воду и мой обувь, а я буду распоряжение писать.

Бабушкиной машинкой я пользоваться умела давно. Быстро вставила два листа с копиркой, проверила ленту, перевела каретку  и напечатала: «По случаю праздника зарубежных стран объявляется праздничный концерт с участием гостей из района и областного центра и лимонадом. Учеников, участвующих в концерте, освободить от уроков для репетиции»...

 

14. Весна, начало мая. Ночью температура опустилась до минуса, подморозило лужи, асфальт стал скользким. Но Дмитрий торопился, боясь попасть в пробки. Он дорожил своей работой, своими клиентами, своей репутацией. Молодой, тридцатилетний мужчина жал на газ, думая только о том, что он должен соответствовать. Он (чего скрывать!) продолжал мечтать о славе и больших деньгах. Он мечтал о них и в то утро, сидя за рулем своего авто.

На большой скорости машину Гагарина занесло, она вылетела на встречную полосу, а там – грузовик. Лобовое столкновение...

Водитель грузовика почти не пострадал, а вот Дмитрий несколько дней находился между жизнью и смертью. Но он все-таки очнулся, вышел из комы.

Открыл глаза и увидел, что находится в палате. К нему подошла медсестра, молодая женщина, принялась поправлять капельницу, прикоснулась к его руке. Нина – вдруг неизвестно откуда пришло имя...

 

Призы:


Татьяна Полякова «Вся правда, вся ложь» 

Татьяна Полякова «Вся правда, вся ложь»

Так начинается новый детектив от автора, входящего в пятерку самых издаваемых в России писателей, Татьяны Поляковой. Роман «Вся правда, вся ложь» продолжает полюбившуюся читателям серию о двух темпераментных сестрах Феньке и Агате, чьи пытливые умы помогли полиции раскрыть не одно страшное убийство.

Похоже, в непростых отношениях Феньки и её возлюбленного Стаса все-таки поставлена жирная точка. Стас уехал из города, а девушка впала в затяжную депрессию. Однако к реальности ей все же пришлось вернуться - довольно скоро от любовных мук Феньку отвлекло новое расследование. Прогуливаясь в парке, она встречает убитую горем старушку...

 


Мария Очаковская «Экспонат руками не трогать»

Тонкий и самобытный автор, Мария Очаковская прекрасно зарекомендовала себя дебютным романом «Портрет с одной неизвестной», ставшим флагманом серии «Татьяна Устинова рекомендует». Вслед за признанным мастером жанра история гениального художника-копииста, обладающего странным даром символично предсказывать судьбы людей, покорила и многочисленных читателей. В новой книге Очаковской тема магической силы искусства получила неожиданное и весьма оригинальное продолжение.

Читателям предстоит познакомиться с самыми разными персонажами, каждый из которых по-своему интересен. Здесь будут и любопытные подробности из жизни современной киностудии, и тонкости понимания зороастрийской религии, и зловещие сокровища, извлеченные из недр персидской пустыни знаменитым археологом, и тихое дачное убийство пенсионера, лишь на первый взгляд совершенно не связанное со всеми вышеперечисленными фактами...


Александра Маринина «Бой тигров в долине»

Конфуций.
В издательстве «Эксмо» выходит новая книга признанного мастера детективного жанра Александры Марининой.

Роман «Бой тигров в долине» стал, пожалуй, одним из лучших произведений Марининой на сегодняшний день. Самый «марининский» из всех ее детективов объединяет все, за что миллионы читателей любят и ценят творчество автора.
Стремительный сюжет, неординарный замысел, безупречные логические цепочки, обаятельные герои и обескураживающий финал – в новой книге присутствуют все эти непременные компоненты первоклассного детектива «от Марининой».
Писательское мастерство автора, а также фундаментальное юридическое образование и знание изнутри всей «кухни» оперативно-розыскной работы позволяют Марининой сиять на вершине литературного Олимпа...


 

Анна Берсенева «Уроки зависти»

В издательстве «Эксмо» выходит новая книга непревзойденного мастера семейной саги – Анны Берсеневой. Роман «Уроки зависти» открывает трилогию «Подруги с Малой Бронной» о судьбах трех очень непохожих друг на друга девушек, каждой из которых выпал интересный и нелегкий жизненный путь.

Всю жизнь Люба, главная героиня нового романа Анны Берсеневой, прожила под тяжким гнетом зависти. Дочь домработницы, воспитанная в кругу «хозяйских» детей, всегда остро чувствовала свое особое, отличное от них социальное положение. День за днем, словно проживая чужую жизнь, девушка подспудно ощущала, что ей не суждено занять равное положение среди друзей – уверенных в себе, веселых, образованных, интеллигентных, открытых миру...


Лорен Оливер «Делириум»

В издательстве «Эксмо» выходит роман Лорен Оливер о мире без любви, мире, в котором любовь признана опасным для жизни вирусом АМОР ДЕЛИРИА НЕРВОЗА. Мире, в котором влюбленные находятся вне закона.

«Прошло шестьдесят четыре года с тех пор, как президент Консорциума идентифицировал любовь как болезнь, и сорок три с того времени, когда ученые довели до совершенства процедуру ее излечения. Все в моей семье прошли через это. Старшая сестра Рейчел застрахована от этой болезни уже без малого девять лет. Она говорит, что так давно защищена от любви, что даже не может вспомнить ее симптомы. Мне предстоит пройти через процедуру защиты от этой болезни ровно через девяносто пять дней — третьего сентября. В мой день рождения».


Маша Трауб «Семейная кухня»

В издательстве «Эксмо» выходит новая книга Маши Трауб «Семейная кухня», в которой собраны близкие и понятные любому человеку жизненные истории. Истории, так или иначе замешанные на… еде.

«Семейная кухня» - это не кулинарная книга, а книга о жизни. Жизни, рассмотренной сквозь призму еды. Друзья, близкие, родственники, сослуживцы, соседи, дети – со всеми связаны те или иные кулинарные воспоминания и истории. Так, обычные глазированные сырки могут стать проводником в детство. Пироги свекрови – недостижимым идеалом. А мамины беляши – поводом для предложения руки и сердца. Чем накормить будущего мужа, так, чтобы наверняка сразу позвал замуж? Как выдержать диету?..

 

Татьяна Тронина «Странная пара» 

Они встретились на переломном этапе своих судеб. Она – московская журналистка из модного глянцевого журнала, похожая на белокурого ангела, но не циничная, как это принято в мире шоу-бизнеса, а напротив, очень нежная и ранимая. Он – победитель «Битвы экстрасенсов», нелюдимый мужчина, скрывающийся в глуши. Ее изысканное имя – Иоанна – мечтательно повторяют мужчины. Его зовут просто – Дмитрий, и он давным-давно уже не верит в возможность личного счастья. Необычная и странная пара, они - словно персонажи из разных романов. Но это лишь на первый взгляд… 

Несмотря на все признаки классического сентиментального романа, эта история совсем не похожа на сказку.

 

Лариса Райт «Жила-была одна семья» 

В издательстве «Эксмо» выходит психологический роман автора яркой современной прозы Ларисы Райт.

Создавая семью, многие мечтают о любви и уважении, поддержке и взаимовыручке. На практике же семейные узы частенько подвергаются серьезным испытаниям на прочность. И даже самая дружная семья не всегда может противостоять ударам судьбы. 

В книге «Жила-была одна семья» на первый план выведены непростые отношения родителей и подрастающих детей. 

Проблемы, с которыми столкнулись члены большой и некогда дружной семьи Чаидзе, к сожалению, знакомы многим. Непонимание, отчуждение, взаимные обвинения и обиды приводят к тому, что самые близкие на свете люди годами не могут сделать шаг навстречу друг другу.

 

Ирина Муравьева «Отражение Беатриче»

Новый роман Муравьевой «Отражение Беатриче» представляет собой удивительную по красоте и убедительности оду иррациональности любви. Там, где правила диктует настоящее чувство, логика отступает, открывая дорогу Провидению. Кто знает, быть может, именно так проявляется высшая форма мудрости? 

Давайте рассмотрим поближе наших героев.  Она – совсем ещё юная, невинная, и вместе с тем преисполненная достоинства студентка, как и все героини Муравьевой, таящая в себе притягательную и опасную загадку. Он – зрелый, статный, самоуверенный и резкий советский дипломат. Оба - из дворянских семей, оба - случайно уцелевшие в долгой, кровавой охоте редкие звери. И вот - первый взгляд, первые слова, первая близость... 

 

Мария Метлицкая «Всем сестрам…»

 В издательстве «Эксмо» выходит новая книга одного из самых искренних современных авторов – Марии Метлицкой. 

В этой книге Мария Метлицкая остается верна себе. Спокойно и без пафоса она рассказывает истории своих героев, нанизывая их, как бусины, из которых соберется драгоценное ожерелье. И каждая история не похожа на другую — так же, как непохожи друг на друга человеческие судьбы.

Автор безошибочно расставляет акценты и уверенно находит в обычной, казалось бы, рутинной, жизни настоящие сокровища — любовь, страсть, верность. В рассказах Метлицкой всегда присутствует легкая горчинка ностальгии. Эта едва ощущаемая грусть вызывает светлую улыбку – да, и мы – плавали, и мы – знаем. И в нашей жизни бушевал огонь, и в нашей жизни он также никогда не угаснет.

 

Саша Канес «Мои мужчины» 

Провокационно? Да! Талантливо? Безусловно! 

В издательстве «Эксмо» выходит книга от самого многообещающего литературного дебютанта – Саши Канес.

 Героиня романа «Мои мужчины» - жесткая и сильная. Она умеет «держать удар». Страстная и сексуальная, женщина точно знает, чего ждет от жизни и окружающих ее мужчин. Азарт является для нее главной движущей силой, а ставка в ее игре – любовь. Откровенно, временами цинично, шокирующе прямо автор пишет о своей героине. Не оправдывая и не ожидая оправданий. Не давая резких оценок, Канес выносит ее судьбу на суд читателей. «Кто первый без греха, пусть бросит камень».

 

Татьяна Веденская «Виртуальные связи» 

В новой книге Татьяны Веденской «Виртуальные связи» основное действие разворачивается там, где так легко быть откровенными, спрятавшись за несуществующую личину. Главная героиня романа Маша, подозревая мужа в измене, идет на отчаянные поступки. Спровоцировав, по досадному недоразумению, виртуальный флирт с собственным мужем, девушка заново открывает его для себя. Как далеко заведет героев ни к чему не обязывающая виртуальная связь? Какие тайны можно доверить незнакомке и почему так сложно говорить о них глаза в глаза? Зыбкое виртуальное пространство расширило границы возможного и позволило героям проявить себя с неожиданной стороны.

Новый роман Татьяны Веденской заставляет задуматься о правильности этого курса. Тема, затронутая автором, непроста и очень актуальна. 

 

Джон Дэвид Калифорния «Вечером во ржи: 60 лет спустя»

Сенсационное продолжение культового романа Сэлинджера 

Эта книга стала в США настоящей сенсацией, подняв волну обсуждений среди критиков и читателей. Преданный поклонник творчества Джерома Сэлинджера с биографией, напоминающей приключенческий роман и фамилией, похожей на претенциозный псевдоним, Джон Дэвид Калифорния дерзнул опубликовать свои «несанкционированные вымышленные наблюдения за отношениями между Дж.Д.Сэлинджером и его САМЫМ ЗНАМЕНИТЫМ ГЕРОЕМ». 

Калифорния посвятил свою книгу Сэлинджеру, который присутствует в романе в качестве одного из персонажей. Однако автор знаменитой повести «Над пропастью во ржи» воспринял этот жест как сигнал к объявлению войны и после многомесячной судебной тяжбы, начатой юристами Сэлинджера, книга «Вечером во ржи: 60 лет спустя» была запрещена к распространению в Штатах и Северной Америке. Но не в других странах.

 

Мэгги Стивотер «Жестокие игры» 

«Сегодня первый день ноября, а значит, сегодня кто-то умрет» - так начинается роман  «Жестокие игры» культового британского автора Мэгги Стивотер. Новый фантастический мир, созданный ее воображением, пленил миллионы девушек и юношей. 

В чем магия притяжения творчества молодой британской писательницы? За что ее книги так любят во всем мире?

Во-первых, за тщательно проработанный, продуманный до мелочей вымышленный мир, основанный на британской мифологии. Этим и ценится жанр фэнтези – тем, что дает читателю возможность с головой погрузиться в новую реальность. А во-вторых, конечно, за любовь. Всепобеждающую любовь, на которую способна только юность.

 

   Присылайте свои ответы на электронный адрес:   redaktor@nanya.ru   до 13 мая 2012 года. В письме обязательно укажите ваши фамилию, имя и отчество, а также почтовый адрес с индексом. Тема письма - Конкурс-загадка от Издательства «Эксмо».